Неврологические заболевания

К истории  использования лекарственных растений  в неврологии и психиатрии. Корсун В.Ф.

Многие лекарственные травы апробированы десятками поколений и до сих пор занимают достойное место в фармакопеях многих стран. С давних пор сформулированы и некоторые принципы, созвучные современной медикаментозной терапии. Так, один из основоположников ятрохимии (т.е. химии врачей) Парацельс (XVIвек) писал: «Во всем есть яд, без яда нет ничего. Только от дозы зависит, будет ли вещество ядовитым или безвредным».

О семенах горчицы черной  упоминает Дискорид, которые рекомендовал их  «для очищения мозга»: «Семя горчичное, да пиретрум, да имбирю, всех тех поровну толчено и смешано с медом свороборинным, и тем рот полощем, или долго во рте держим, вычитит мозг главной от вредительной мокроты, от которые мокрости глава больна бывает».

С давних пор накапливался опыт использования лекарственных трав в психоневрологической практике. Так, уже в XIвеке Псевдо-Макр писал о цитварном корне, уменьшающем брезгливость, и о подснежнике, используемом для лечения импотенции. В «Салернском кодексе здоровья (XIVвек) Арнольд из Виллановы описал благотворное действие шалфея: «Нервы шалфей укрепляет и рук унимает дрожанье»; пурпурной фиалки (при головных болях и эпилепсии), руты «Разум ясный и быстрый», ослаблении полового возбуждения у мужчин, увеличении полового влечения у женщин»; семени крапивного с медом (для нормализации сна), шафрана («отрада и бодрость»).

Среди лекарственных средств фармакогнозии Амирдовлата привлекает внимание довольно большая группа растительных веществ, применявшихся для лечения нервных и психических болезней, в происхождении которых главную роль играют инфекционный и аллергический факторы. Бросается в глаза высокая лекарственная активность эфирномасличного семейства Apiaceae, представители которого применялись при мозговой форме атеросклероза и гипертонической болезни, эпилепсии, мигрени, радикулите, неврите лицевого нерва и некоторых других заболеваниях нервной системы и психической сферы.

В XV веке в Армении Амирдовлат Амасциаци  описал об противоэпилептических свойствах кориандра, берщевика, аира; антидепрессивном – повилики, лаванды греческой и могильника (гармалы); при болезнях, известных в настоящее время как шизофрения и маниакально-депрессивный синдром – морозник черный, мандрагору лекарственную, пион лекарственный; при церебросклерозе – горичник и лаванду греческую.

Камеденосы ряда ферул и камеденосной доремы рекомендовались Амирдовлатом Амасиаци для лечения воспалитенльных процессов нервной системы. Гармалу (могильник) в те годы считали эффективным средством при ряде недугов нервно-психической природы. В современной медицине препараты гармалы применялись при болезнях экстрапирамидной системы и последствиях эпидемического энцефалита, при паркинсонизме и дрожательном параличе.

Известный таджикский психиатр М.Г. Гулямов (1980), анализируя и сравнивая психиатрию Авиценны с достижениями этой науки на современном этапе, подчеркивает: «Авиценна заложил основы современной психиатрии , как самостоятельной клинической дисциплины, оставив яркие, не утратившие до настоящего времени, описания целого ряда психпатологических синдромов (слабоумие, помрачение сознания, мания, меланхолия, бредовые, галлюцинаторные и др.). Ибн Сина впервые в мировой литературе описал эпилептическую болезнь и эпилептические психозы.  Им установлена роль стрессорных факторов в развитии психотонических состояний».

Классики восточной медицины (Ибн Сина, Ибн Байтар) высоко ценили противо-судорожные свойства пиона лекарственного. Клинические испытания препаратов пиона подтвердили данные восточной медицины о его противосудорожном действии. Отголоски магических верований звучат в совете «повесить корень пиона на шею больного падучей» не потеряли своего практического значения.

В менее известном труде Авиценны «Алвохия» одна из 149 глав  так и называется: «О лекарствах, эффективных при различных видах головной боли». Им приведен перечень из 41 лекарственных средств разнообразного характера, используемых при различных формах головной боли (розовое масло, лимон, гранат, камфора, сумбул (ферула) и др.

Первые сведения о лекарственных растениях Древней Руси относятся к 1076 г. и приведены в Изборнике Великого князя Святослава Ярославича». С распространением письменности появляются множество «травников» и «домашних лечебников», « пользовавшихся большой популярностью. Это может показаться удивительным современным врачам, но в их составлении охотно принимали участие такие авторитеты, как Г.А. Захарьин и С.П. Боткин. Разумеется, они не хуже нас понимали опасность самолечения, но в пределах, в которых оно возможно, придерживались правилам: «Бог в помощь, лечитесь сами без помощи врача!» (один из «Всенародных русских домашних лечебников).

Высоко ценили траволечение русские полководцы, понимавшие его необходимость в условиях хронического стресса, создаваемого армейской службой. Так, А.В. Суворов считал необходимым, чтобы в ранце у солдата было также многосторонне действующее растение, как буквица лекарственная. Петр Великий первым в России затеял «аптекарский огород», а затем издал указ, по которому «огороды» были созданы при военных госпиталях во всех крупных городах страны.

«Книга, глаголемая «Прохладный вертоград», тзбранная от многих мудрецов о различных враческих вещех ко здравию человескому пристоящих» — под таким  заголовком в 70-х годах XVIIвека в стенах Аптекарского приказа получили хождение списки лечебника, популярность которого на Руси и последующие века мало с чем можно сравнить (Т.А. Исаченко, 1998). В этом уникальном источнике медицинских  знаний мудрости много места отведено использованию лекарственных растений в неврологии и психиатрии. Как самостоятельных дисциплин в то время не было. Но при подготовке врачей и специалистов среднего звена довольно часто упоминались такие болезни, как «черная кручина» — депрессия, «меланхолиева болезнь» — вид психического заболевания, «падучая» — эпилепсия, «помыслы постельные» — половое влечение, «маниева болесть» — безумство, беспамятство, «ужасть от меланхолиевой мокрости», «черная кручина», «неудержание уринное», «омрак» — головокружение, «вуклова» — паралич и др.

Для их лечения в те давние времена находили средства растительного происхождения, о которых подробно описываются некоторые из них. Так,  в те давние времена описывают использование травы майорана при эпилепсии: «Майоранову траву, аще часто обоняем, мозг во главе укрепляется, то же обоняние пристоит тем, кои обдержани суть падучею немощею, тем, у коих от болести язвк отоймется и скорыньи искривлятся, понеже та трава вытянет всякую вредительную мокрость из мозгу, от чего те болести рождаются, а вельми пристоит от главные болезни».

В 30-х годах  ХХ столетия в Европе широкое распространение получили «рациональные зерна» (cura  bulgara) – болгарское лечение паркинсонизма. Создателей этого метода, основанного на использовании в качестве  лечебного средства – отвара в вине корней красавки, является болгарский целитель Иван Раев. В период 1928 – 1933 гг. этот метод лечения подвергался объективной проверке в ряде клиник Германии, Италии и ряде других западно-европейских стран и признан наиболее эффективным для того времени методом лечения паркинсонизма. Следует отметить любопытный факт. По-видимому, этот всемирно признанный, принадлежащий болгарской народной медицине вклад в лечебную медицину был издавна известен болгарским целителям. Долгое время до открытия Ивана Раева болгарские целители применяли при лечении хронических больных с двигательными нарушениями (может быть, разные формы паркинсонизма) экстракты из красавки в дозах, от которых больные временно «сходили с ума, но затем выздоравливали» (В. Петков, 1988).

К сожалению, в советское время одно из важнейших, казалось бы, социальных благ – бесплатность (В.К. «когда бес платит») медицинской помощи – обернулось ее нищетой и запущенностью для всех, кто не лечился в учреждениях системы IVГлавного управления Минздрава СССР; безответственностью и безразличием к судьбе больного.                 И в итоге мы стали занимать одно из первых мест в мире по детской смертности и одно из последних – по продолжительности жизни. Сказалось это и на состоянии фитотерапии, которая все эти годы в нашей стране влачила буквально нищенское существование.

Однако со сменой общественного строя положение, казалось бы, переменилось. В аптеках, «Лавках жизни», «Магазинах здоровья» появилось множество лекарств. Резко расширился и изменился в лучшую сторону спектр фитотерапевтических препаратов, выпускаемых преимущественно иностранными фирмами и включаемых в рецептурные справочники, энциклопедии и пр. Одна за другой стали выпускаться книги, специально посвященные фитотерапии, справочники по биологически активным добавкам к пище и пр. Однако мы все еще не можем избавиться от некоторых последствий прошлого периода. Так, практикующие у нас врачи обычно не знают принципов, показаний и противопоказаний фитотерапии, т.к. их этому не учат в медицинских ВУЗах.